Официальный сайт
    
Главная
Новости
Статьи
Проекты/планы
Контакты
Радиостанция Свободный голос
Сайт общественного движения Зеленый Крест СПб
Социальный пресс-клуб
   <- назад


Крах проекта «ЧЕЛОВЕЧЕСТВО». Глава 11 Варианты поведения в условиях кризиса перед лицом непреодолимых обстоятельств (менуэт).



Почему-то мы боимся всемирных катастроф. Хотя, казалось бы, погибать всем вместе совершнно не страшно. Например, мы боимся глобального извержения супер - вулкана.   Но своим рождением человечество обязано именно вулканам.
Примерно 70 тысяч лет назад на острове Тоба в современной Индонезии взорвался вулкан. Эта была катастрофа планетарных масштабов. Пепел закрыл Солнце и наступила многолетняя "вулканическая зима". Лето перестало приходить на землю, температура в средних широтах стала минусовой. Погибли практически все крупные наземные растения, большая часть сухопутных животных. Замерзли моря. На обнажившихся берегах, вдоль ледовой кромки, ветер поднимал тучи соленой пыли. Первобытных предков современного человека осталось около 2 000 особей, из них самок - примерно четверть. Такая численость прачеловечества держалась многие тысячи лет. Именно в это время, в так называемом "бутылочном горле" эволюции, в результате воздействия сверхсуровой среды, жесточайшего отбора и близкородственных скрещиваний и появился современный человек.

Разработка
Каждый день для нас может стать последним.
Извержения такой мощности, по данным ученых, происходят на нашей планете примерно один раз в пятьдесят тысяч лет. Так как с извержения Тобы прошло уже семьдесят тысяч, это означает, что катастрофа может наступить (по статистике) теоретически в любой день. И предотвратить её, создать какие-то убежища, чтобы пережить последствия "вулканической зимы", "спасти цивилизацию", и тому подобное, мы не в силах.
А кроме катастрофического извержения, цивилизация беззащитна перед падением астероида, изменением режима светимости Солнца, флуктуациями магнитного поля Земли, возвратом оледенения, резким увеличением образования ювенильных вод в Мировом океане, и так далее, и так далее... Простое перечисление вероятных катастроф из тех, что уже происходили на нашей планете и тех, которые человек сам может сотворить, займет не одну газетную полосу. И достоверно известно, что рано или поздно не одна, так другая катастрофа неминуемо произойдет, и цивилизация прекратит свое существование - без всяких мировых войн и глобальных экологических кризисов. Просто, проводя аналогии с «Титаником»,   очередной «айсберг» окажется слишком крупным.
Изучение взаимосвязей между человеком и природой, чем, в частности и занимается наука экология, приводит к осознанию и прочувствованию лежащей, казалось бы, на поверхности, истины - при естественном течении событий рано или поздно все происходящее кончится ничем и с этим ровным счетом ничего нельзя поделать. Причем этот всеобщий конец может наступить в любой момент, совершенно не обязательно в декабре 2012 года, как в календаре майя. Люди не очень-то хотят думать о неизбежности конца всего сущего, вытесняя эту мысль в подсознание. Именно поэтому практически все произведения искусства рассказывают о противостоянии человека и непреодолимой силы. "Как же замолчу я , как же успокоюсь? Друг мой Энкиду стал землею..." - говорит Гильгамеш. "Это правда, голубка моя, что уходишь, уходишь ты в то село на краю земли, из которого нет пути?" - спрашивает неизвестный автор надписи на стене ацтекской пирамиды. О противостоянии человека и смерти, как частного случая наступающей вселенской энтропии, рассказывают шаманские пляски и древнегреческие мистерии, "комедия масок" и традиционный роман.
Мне кажется, если бы большинство человечества осознало то, что любой день может с достаточно большой долей вероятности стать для этого человечества последним, история пошла бы по-другому. Люди перестали бы придавать такое значение вещам, которые можно купить за деньги; основным своим занятием для них стал бы не рост благосостояния, а развитие творческих качеств личности. Потому что вещи сгорят в пламени всеобщей катастрофы, а талант, совесть, ум, любовь - помогут эту катастрофу как минимум, понять. Люди перестали бы строить "Титаники", принимая мгновение тихой погоды на океане за вечность, перестали бы размножаться в геометрической прогрессии, пользуясь теплым, но коротким межледниковым периодом. Люди наконец то стали бы просто людьми - без желания покорять вселенную и штурмовать небо, убивать "неверных" и основывать империи. И тогда, быть может, они занялись бы единственным достойным для человека занятием, время для которого в нашей жизни наступает, обычно, слишком поздно - глядя на горящий огонь, размышлять над тем, кто мы, откуда мы и куда мы идем...
Мене, мене, текел, упарсин(исчислено, взвешено, разделено).
Увы, подобного варианта нам, очевидно, уже не дано…
Мы начали с того, что вспомнили книгу «Пределы роста: 30 лет спустя» Денниса Медоуза. Вернемся же еще раз к ней.
Медоуз создал математическую модель мира. Да, очень упрощенную. Зато с её помощью можно увидеть господствующие тенденции. Вот краткие характеристики этой модели.
Название: World3a.
Особенности: балансовая (без сверхдетализации в одних местах и грубых упрощениях в других).
Цель модели: Представить в широком аспекте будущее, возможные пути или сценарии поведения мировой экономики, когда в наступившем столетии на нее будут влиять пределы потенциальной емкости планеты.

Ключевой вопрос: Как растущая численность населения и физический капитал будут взаимодействовать с ограниченной емкостью Земли (ее пределами устойчивости) в ближайшем будущем и можно ли добиться, чтобы человеческая деятельность вписывалась в эти пределы?
Используемые данные: Наиболее надежные из доступных на 2002 год. Возможны широкие допуски.
Ограничения:   Нет капитала оборонного сектора. Нет войн и социальных волнений. Нет преступности. Нет коррупции. Модель не выделяет регионов, и сценарии относятся к планете в целом. Предполагается неизбежный демографический переход   для населения всего мира.
И что же мы видим?
Графики и расчеты все желающие могут найти в книге Медоуза. Сейчас ознакомлю вас только с краткими выводами.
Если взять за основу имеющиеся данные о планете, и представить, что все процессы в мировом сообществе продолжаются без потрясений, то мы увидим следующую картину: численность населения и производство растут, пока этому не кладет конец все увеличивающаяся нехватка невозобновимых ресурсов, в которые переходит и чистая вода. Для поддержания потоков ресурсов требуется все больше и больше финансовых вложений. В конце концов нехватка инвестиций в другие отрасли экономики приводит к уменьшению производства товаров и услуг. Вследствие этого приходит в упадок производство продовольствия и здравоохранение, что влечет за собой повышение смертности и уменьшение средней продолжительности жизни.
Итак, что мы получаем в КОНЦЕ 21 века, по сравнению с НАЧАЛОМ 20 века:
- Населения примерно в 2 раза больше (правда, в 2 с лишним раза меньше чем сейчас).
- Количество услуг не поменялось.
- Товаров на человека в 2 раза меньше чем в НАЧАЛЕ ДВАДЦАТОГО века…
- Еды на человека меньше чем в НАЧАЛЕ ДВАДЦАТОГО века…
- Ресурсы исчерпаны.
Деннис Медоуз попробовал изменить исходные данные – он увеличивал количество невозобновимых ресурсов в два раза, вводил условия очистки выбросов, увеличивал производство продовольствия… Получалось только хуже – например, увеличив производство продовольствия в модели до уровня «чтобы всем хватало», компьютер выдал колоссальный рост эрозии почв и их очень быстрое истощение.
Стало ясно:
- Если вы убираете один предел, то натыкаетесь на другой.
Скорее всего, разные «реальные страны» будут натыкаться на разные пределы с разной последовательностью.   Кроме того, при глобализации вероятность синхронного «натыкания» нескольких стран на предел возрастает.
- Последний предел – это время. Если время неограниченно, можно справиться с любой задачей, однако рост, а тем более рост экспоненциальный, ограничивает время на принятие мер. И чем дальше, тем меньше остается времени.
В совершенно фантастическом варианте, полном переходе к единому планетарному правительству и всеобщем осознании того, что больше двух детей рожать нехорошо, у Медоуза получилось выйти на устойчивое развитие цивилизации всего за 10 лет. Беда только в том, что такой вариант заведомо недостижим, разве что с помощью создания тоталитарного правительства во всемирном масштабе. Попробуйте сами вспомнить, когда это всё человечество принимало единые для всех решения.
Иными словами, Медоуз математически доказал, что будущего у существующей цивилизации нет. Либо мы её успеем перестроить и она станет совершенно иной, либо она исчезнет сама, похоронив под обломками нашу культуру и большую часть человечества. И, несмотря на шакалий вой всей либеральной интеллигенции, всех этих сторонников «безграничной веры в человека», расчеты Медоуза никем не опровергнуты и никакими серьезными учеными не оспариваются. Так что цивилизация наша уже, можно сказать, умерла.
Да и, положа руку на сердце, чего её жалеть? Разве что жалко того уровня бытового комфорта, который она обеспечила нам; с другой стороны, если вспомнить, чем оплачивается этот комфорт, то гори всё синим пламенем… В общем -   в скором, надеюсь, времени, - именно так с нынешней цивилизацией и произойдет.
«Будущего нет».
И осознание отсутствия перспектив постепнно стало всеобщим. Исчезли с книжных полок фантастические романы о светлом будущем. Оказалось, что убедительно написать, как прогресс приводит к счастью, невозможно. Будущее у современных фантастов, что российских, что зарубежных - мрачно и тревожно.
Города, захваченные дикими бандами; перекрёстки некогда роскошных улиц, освещаемые пламенем горящей в железных бочках солярки; охота толпы выродков на немногочисленных обитателей последних очагов цивилизации... В такое будущее верится легче, чем в грядущее братство народов, освоение Солнечной системы и победу над голодом в мировом масштабе.
Попытки описать художественными средствами нравственно допустимые методы, создающие “будущее, в котором хотелось бы жить” (А. и Б. Стругацкие), литературно провалились. Ведь описывая светлое будущее, надо объяснить, да так, чтобы читатель поверил, как из нашего мира, полного углубляющихся противоречий между людьми, нациями и государствами, это будущее возникнет, и главное - откуда возьмутся люди, его населяющие. В лучшем случае у тех же братьев Стругацких мы читаем про всепланетную систему интернатов государственного воспитания, где дети живут по четверо в комнате под постоянным видеонаблюдением, а спать их укладывают с помощью “гипноудара”...
Ученым, как и писателям, на путях улучшения человеческой породы предложить оказалось тоже нечего, кроме евгеники и генной инженерии. Получается, что и футурология, и литература, и политический опыт прошлого столетия говорят об одном - будущее, в котором хотелось бы жить - иначе, чем тоталитарными методами, связанными с выбраковкой подавляющего большинства населения, построить невозможно. Но такой ценой нам “светлого будущего” не надо. Поэтому методы созидания будущего стали материалом для нескольких сотен романов - антиутопий. Благодаря им, мы знаем, как нельзя строить будущее. Теперь мы наконец понимаем, что никогда не узнаем, как можно его создать.
Война с тоталитарными идеологиями началась не в 20 веке, и не в 21-ом окончится. Можно сказать, она сопровождает человечество всю его историю. Сегодня все чаще тоталитаризм выступает под "зеленым" флагом - опираясь на прогнозы алармистов, "зеленые" тоталитаристы предлагают организовать систему распределения, основанную на так называемой "ресурсно-ориентированной экономике",   (См. «Проект Венера»), когда все природные ресурсы признаются всеобщим достоянием человечества, а затем делятся "по справедливости", при которой каждый житель Земли будет получать "безусловный базовый доход". Безусловно, понятно, что такая система не совместима с понятием суверенитета стран и самостоятельным развитием народов.
"Зеленые" тоталитаристы забывают, что есть вещи поважнее выживания, вещи, ради которых во все века люди жертвовали своей жизнью, и эти вещи имеют названия:   Достоинство и Честь. Одна из наших стратегических задач - добиться отторжения в общественном сознании нового издания фашизма в "зеленой" оболочке. Вспомните, как говорили в "восьмидесятые" про "европейских зеленых" - "они, как арбуз - снаружи зеленые, внутри красные, а семена - коричневые"... Так вот, эти семена уже посеяны и ростки их всходят.
Мы не должны допустить использования "зеленых" лозунгов для какого бы то ни было ограничения свободы для человечества, для оправдания создания "всемирного правительства", ограничения суверенитета стран, ущемления прав народов распоряжаться собственными природными ресурсами.
Вывод первый, морально-нравственный.
Разумеется, современная цивилизация неминуемо погибнет - как в свое время погибли цивилизации Древнего Мира - и на то существует много причин. Невозможность даже представить морально допустимые пути преодоления накопившихся в цивилизации противоречий - лишь одна из них. Видимо, технологические цивилизации вообще имеют малый срок жизни - иначе космос вокруг нас кишел бы следами их деятельности. Но Вселенная молчит.

Тысячелетиями лучшие умы человечества пытались осознать причину наличия в мире зла и примирить это наличие с постулатом о добром и всемогущем Боге... Рано или поздно они приходили к тому, что нет в мире зла, кроме того, которое в мир приносит сам человек. И что человек не может жить, не может физически существовать, не принося постоянно в этот мир зло. Убивая растения и животных, чтобы жить. Разрушая природу, чтобы сделать её безопаснее - опять - таки, чтобы выжить самому... В итоге человек сам погибает более или менее мучительной смертью, пораженный силами природы в ответ на убийство миллионов других существ.
Было придумано множество религий и философских концепций, призванных объяснить, как же жить тем людям, которые хотели бы оставаться нравственными - гностицизм, буддизм и джайнизм, монашество, скопчество, манихейство и богумильство, вегетарианство, толстовство, веганство...
На мой взгляд, очень приближенный, но адекватный подход к оценке жизни следующий: человек, черпающий радость во внешнем мире, называется потребителем или - обывателем. Такой человек находится в постоянной погоне за чувственными наслаждениями. Если он вдруг лишается наслаждений, то сразу начинает испытывать пессимизм и депрессию со всеми вытекающими для здоровья последствиями. Человек, черпающий радость внутри себя, называется оптимистом. Оптимист всегда счастлив, так как его радость неисчерпаемая и не зависит от внешних обстоятельств. Оптимист счастлив даже перед лицом конца света, так-как отлично понимает всю мерзость мира, ему не нужно себя обманывать, изменяя фокус восприятия мира, чтобы быть счастливым – он твердо знает, что гибнет только плохое. Хотя и мерзость тоже наделена способностью страдать.

Наиболее вероятен все же вариант, что человечество (частный случай белкового разума на планете) для того и создано (высшей силой или эволюцией), чтобы многократно ускорить процесс энтропии и уничтожить собственную среду обитания, при этом создав новое разумное существо, способное жить в отрыве от планеты, занимающееся многократным ускорением энтропии уже во вселенском масштабе.
Разум останется, но его новые носители будут свободны от «первородного греха», выражающегося в необходимости убивать, чтобы жить – скорее всего, они вообще будут не белковыми образованиями, а, к примеру, разумными машинами или энергетическими полями...
Пока же такой разум не возник,   наиболее адекватным восприятием окружающего мира является, например,   средневековая картина ада, чьи обитатели вечно мучают друг друга за вполне понимаемые ими нарушения нравственных заповедей.
Мир, представленный в виде концлагеря – бараки, колючая проволока, вышки с пулеметами, жесткий режим, непосильная работа, издевательства «блатных», вербовка в стукачи оперчастью, соблазн перейти в «активисты» - образ, достаточно банальный и хорошо разработанный, особенно в российской и восточной литературах. Практически все религии говорят об одном и том же: здесь у нас – место ссылки, все наши хорошие дела обернутся злом и насилием,   бежать отсюда невозможно. В чем причины того, что человек фактически есть часть той силы, что вечно хочет блага и вечно совершает зло   - в слабости человека, по исламу, или его изначальной греховности, по христианству, - собственно, не так уж важны.
Например, наиболее значимые термины языка Ветхого Завета, применяемые к человеку, – это nephes, basar, ruah, leb. Понятие nephes использовалось в значении горло, то есть связывалось с жизненно важными физиологическими функциями дыхания и питания (Исход 5 : 14). Также это слово относится к раненому человеку (Книга Пророка Иеримии 4 : 10).   Впоследствии этот термин стали употреблять касательно индивида, который находится в нужде или опасности, а потому просящему о помощи (Псалом 41 : 2). Таким образом, nephes – существо одновременно и нищее, и обладающее желаниями, удовлетворение которых является вопросом выживания. В целом в библейской традиции под словом nephes следует понимать существо, не способное дать самому себе жизнь и не могущее сохранить её для себя.
Согласно буддизму, страдание пронизывает всё существование человека. Избавление человека от земных страданий происходит в результате глубокого сосредоточения на ощущении переживания, то есть самопогружения в состояние так называемой нирваны, или достижения блаженства, полного внутреннего (душевного) равновесия при абсолютной отрешенности от бренного земного мира. Именно нирвану буддисты считают совершенным состоянием души. Достичь её не проще, чем жить на верхних ступенях пирамиды Маслоу. Далеко не каждому, видимо, это дано.
Ислам отрицает само понимание человеком добра и зла. Для человека это – выученные понятия. Человек сам по себе, вне послушания и покорности Богу – ничто, он ничтожен, непостоянен, слаб. Эта тема часто звучит в Коране. Например, «истинно, человек сотворен малодушным, колеблющимся» (Коран 70:19), «человек восстает» (Коран 96:6), «человек более всего препирается» (Коран 18:54), «человек враждебен», «неблагодарен» (Коран 36:77 и 17:67), «когда Мы благодетельствуем человеку, он удаляется, уходит в свою сторону, когда же постигает его бедствие, он отчаивается» (Коран 17:83). Сам по себе человек не способен различать добро и зло. Различение добра и зла дается человеку в откровении. Примечательно, что кораническое понятие фуркан (различение добра и зла) часто употреблялось в значении «богооткровенная книга» (не только по отношению к Корану, но и Евангелию или Торе). Бог говорит Адаму и Еве, изгоняя их из рая: « Низвергнитесь из него вместе, врагами друг другу! И если придет к вам от Меня руководство – то, кто последует за Моим руководством, тот не собьется и не будет несчастным»   (Коран 20:121-122). Человек по своей природе рождается добрым и верующим, но нравственно нестойким. Его собственных сил не хватает для того, чтобы быть праведным, но недостает ему для этого только моральных сил. Обрести эти силы человек может, приемля божественное руководство.   ( Это, кстати сказать, перекликается с афоризмом Оскара Уайльда: «Когда Добро бессильно, оно – Зло»).

Великий последователь Конфуция   - Мен Цзы считал, вслед за своим учителем, что человек не только различает от рождения добро и зло, но и добр изначально.   Под изначальной добротой понимал главным образом четыре прирожденных специфических качества человека, своим истоком имеющих непосредственное спонтанное чувство, а завершением - сознательное поведение. Он говорит: «Все люди обладают не выносящим чужого страдания сердцем... У всякого человека, вдруг увидевшего ребенка, готового упасть в колодец, будет испуганное и страшащееся, соболезнующее и сострадающее сердце. И это происходит не из-за внутренней близости с родителями ребенка, не из желания иметь хорошую репутацию среди соседей и друзей и не из отвращения к тому, что ребенок разразится воплями».
Вот что Конфуций пишет в («Книге Хань»): «Способность участия в совершении добра и неспособность участия в совершении зла называется высшей разумностью... способность участия в совершении зла и неспособность участия в совершении добра называется низшей глупостью... Способный участвовать и в совершении добра, и в совершении зла называется средним человеком».
Удивительно, что несмотря на все вышесказанное, в мире находятся люди, ищущие и находящие удовольствия в дозволенных «режимом содержания» в нашем концлагере действиях. Практически все подобные действия связаны с унижением других людей (доминированием, насилием - психологическим и физическим, манипулированием людским сознанием, воспитанием, идеоогическим воздействием, короче – принуждением людей совершать какие бы то ни было действия по воле другого человека, получающего от этого факта удовольствие).   Многие люди, погрязшие в своих социальных ролях, даже не осознают, что поступать по принуждению – означает подвергаться унижению.   Выполнение любой работы, не связанной с получением удовлетворения от творчества, исключительно за материальное вознаграждение – есть унижение личности работника. Правда, унижает его не работодатель, а собственный организм, требующий пищи и крова. Определенная часть удовольствий связана с убийством живых существ – как для поедания, так и для получения материальных выгод или повышения личного статуса. Складывается мнение, что счастлив в этом мире может быть только тот, кто освоил «сложную науку» получения удовольствия от купания в грязи. Но на самом деле все еще хуже.
Представьте себе затхлый подвал площадью в 10 квадратных метров, где воняет канализацией, где из крана течет гниль, где воздух насыщен миазмами до того, что им противно дышать, где кроме вас – еще десяток человек, все спят вповалку, помыться толком – воды не хватает, пищу дают однообразную и только после нескольких часов тяжелого труда. Это – наш с вами мир, если его рассматривать в среднем. Теснота, отсутствие чистого воздуха и воды, грязь, тяжелый труд ради выживания. Но это не все. Представьте, что Мир – одушевлен, что он в образе кошмарного чудовища приходит к нам каждое утро. Иногда он лишает тебя работы – и ты голодаешь, иногда заражает тебя болезнью – и ты страдаешь, а иногда подарит тебе конфету или устроит свидание с такой же бедолагой противоположного пола, садистски приговаривая – «Вот видишь, после черной полосы наступает белая»… Ты слаб, ты не можешь сопротивляться миру. Ты предаешь подругу, едва мир показывает тебе самку помоложе; подруга предает тебя, гонясь за новизной удовольствий.
Мир, ухмыляясь, предлагает тебе сократить собственные муки за счет слабого – и ты оплачиваешь разведение и убийство домашних животных, бессчетный вылов рыбы, сведение лесов. В результате ты и вправду избавился от физических мук, ты сыт и одет, ты живешь в теплом доме – но взамен ты приобрел муки моральные, ты понимаешь, что все твое благополучие основано на реках крови. Ты пытаешься уменьшить свое потребление и покупаешь одежду подешевле – но она дешева потому, что в другом пыточном подвале её сделали люди, сидящие по 10 часов за швейной машинкой и получающие 3 доллара в день… Ты едешь в отпуск – и тратишь за десять дней больше, чем местный ремесленник зарабатывает за год, да еще и дополнительно дразнишь и унижаешь его и его детей недостижимой для него свободой поведения – и после дети этого ремесленника переселяются в твою страну, разрушают, бьют и насилуют…
Очень многие люди, столкнувшись с таким образом мира, еще в самом раннем возрасте, когда они увидели, как мир обходится с их родителями, заболевают «стокгольмским синдромом» - есть такое понятие в психологии, когда человек, подвергающийся какой-либо агрессии, проявляет симпатию и сострадание к своему насильнику. В подобной ситуации жертву насилия не обуревает гнев или протест, а, наоборот, она начинает чувствовать психологическую связь с агрессором, пытается оправдать его действия, а в некоторых случаях даже перенимает его идеи и приносит себя в «жертву» добровольно. В августе 1973 года бывший заключенный Ян-Эрик Олссон захватил один из шведских банков вместе с четырьмя заложниками. Несмотря на то что Олссон грозился убить взятых в заложники людей, а также продержал их шесть дней в здании банка, когда преступник был задержан, его жертвы совершенно внезапно встали на защиту своего тирана. Более того, они заявили, что во время штурма банка боялись именно полицейских, а не самого Олссона.
Стокгольмским синдромом по отношению к миру – насильнику   страдают, прежде всего, люди, которые считают, что они никак не способны влиять на собственную жизнь и окружение. И раз случается так, что над ними проявляют насилие, то они должны лишь смиренно принимать все происходящее с ними – просто «мир так устроен и это не надо оценивать с моральных позиций».
Мы часто сталкиваемся со стокгольмским синдромом   в жизни, но всегда думаем, что это – не про нас. Но это не так. Про то, как муж издевается над своей женой, а она раз за разом прощает и оправдывает его, наверное, снят не один десяток фильмов. В России многие узники концлагерей сталинских времен буквально «молились» на великого вождя, по приказу которого они и были арестованы, а также плакали о нем, когда Иосиф Виссарионович умер в 1953 г..
Российские женщины знамениты своей «жертвенностью», поэтому они чаще других попадают в душещипательные «семейные» истории, где их тираном становится или соотечественник, или заграничный муж.
Патрисия Херст примкнула к похитившей ее организации «Симбионистская армия освобождения». И это при том, что "С.А.О." применяли к ней не только физическое насилие, но и сексуальное!
Миллиарды людей по всему миру, еле сводящие концы с концами, страдающие от голода, насилия соседей, недостатка чистых воды и воздуха, больные, изуродованные трудным бытом, продолжают любить этот мир, своего насильника.   Несмотря на запредельные унижения своего достоинства, они,   старательно их не замечая, все равно рожают детей, обрекая их на такую же жизнь, как и свою собственную. Иначе как следствием неадекватного восприятия мира, это поведение объяснить невозможно.
Главный предел дальнейшей эволюции человечества в существующем виде, предел, обрекающий человечество на неминуемое скорое исчезновение от накопленных противоречий, как социальных, так и экологических – это предел неспособности 99% людей адекватно воспринять окружающий их мир и свое место в нем. Неадекватность эта вызвана в основном выработкой в организмах людей наркотикоподобных гормонов, типа серотонина, вырабатывающегося под влиянием солнца, и так далее, а также традицией употребления определенных растительных препаратов, снижающих уровень проникновения в головной мозг отрицательных эмоций.   Неадекватность восприятия мира можно вызвать также путем аутотренинга, определенных духовных практик, выбором определенных религиозно-философских мировоззренческих концепций, направленных на контроль восприятия окружающего, изменением фокуса восприятия реальности (Фокус восприятия – это инструмент сознания, функцией   которого является выбор некого события из всех возможных и фиксация этого события как реального. Можно выбирать также и интерпретацию событий, выбрав такую, которая оправдывала бы как собственное недостойное поведение, так и поведение глумившихся над вами людей).
Разумеется, если бы сознанием можно было бы изменять реальность, то вера в добрых и злых духов, которым надо приносить жертвы, была бы самая верная. Верящим же в то, что фокус восприятия поможет изменить реальную ситуацию, а не просто представление о ней, советую попробовать управлять реальностью в казино.
Адекватное мировосприятие описано во многих философских концепциях, на нем основаны большинство мировых религий, и сводится к неприятию мира, презрению и ненависти к нему, как к насильнику и убийце, как к садисту, заставляющему тебя   убивать, чтобы продлить свое существование. Частный вывод из такого мироощущения – появление монашества, аскеза, отказ от деторождения…
Подобное мировосприятие оптимистично по духу, ибо дает уверенность в неизбежной победе добра над злом, в гибели всего дурного на нашей планете. Адекватное мировосприятие полностью избавляет от страха смерти, так как смерть становится избавлением от фактически постоянных моральных или физических жизненных мук.
Можно, конечно, направить все силы на то, чтобы не осознавать то, что постоянно подвергаешься мучениям и унижению от окружающего мира, но тогда придется быть не только нравственно неразвитым, но и отринуть большую часть литературы, философии, религии, то есть быть не просто подлым человеком, но и глупцом.  
Вывод второй, практический: как все произойдет.
Чтобы понять, чем закончит человечество, давайте представим, что Верховный архитектор именно нам с вами поручил составить сценарий конца. Ну, собрались мы в уютном ресторане, позвали своих друзей, пригласили медиков, метеорологов, климатологов с политологами, а также знакомого начштаба полка ВДВ. Начали думать, как бы высшей силе или там эволюции нас всех поприжать. И видим, что, в общем, дело это нехитрое. Просто жать нас надо не чем-то одним, как в прошлом, чумой там или «испанкой»   – вывернемся, приспособимся, да еще благодарить за науку будем – а сразу по всем направлениям. И жать надо медленно, незаметно, так, чтобы изменения вокруг люди не успевали бы не только осознать, но даже отследить. Как если лягушек в кастрюле с водой на медленный огонь поставить – вначале им приятно будет, а когда станет плохо, выпрыгнуть уже не сумеют…
Кстати, насчет подогрева, климатолог говорит. Для начала начнем на планете менять климат – не слишком, чтобы биосферу не погубить, но достаточно, чтобы вызвать где засухи, где – потопы, где оледенения, где – жару невиданную, попутно везде пусть загудят мегаштрома и ураганы, что понятно – если где-то нагревать будем, воздушные массы сами в вихрь сложатся. Люди с этого не помрут, но лишних сил и денег у них не останется, все будут уходить на борьбу со стихийными бедствиями и их последствиями.  
Тут медик вступает: пусть параллельно с изменением климата, одновременно во всех трех жизненно важных для людей средах: воде, воздухе и почве, - постепенно накапливаются загрязнения опасных для жизни веществ. Низкие концентрации поначалу не опасны, но они растут. Создается кумулятивный эффект, и внезапно человек начинает задыхаться на улице, а от воды из крана исходит зловоние. Защита от такого ползучего проникновения грязи невозможна – на планете денег не хватит очистить стоки и выбросы. Уже проверено и подсчитано.Тут ведь дело в чем – никакое загрязнение, один раз появившись, никуда не девается, Есть такой фундаментальный закон сохранения вещества, согласно которому однажды возникший отход уничтожить уже нельзя. В живой природе отходов как таковых не существует. Продукты жизнедеятельности организмов и их органические остатки встраиваются в замкнутые трофические цепочки и в той или иной форме участвуют в круговороте биогенов. Так и сейчас – все загрязнения встроятся в систему консументной части биоты, которая, напомним, на 97% уже сейчас состоит из человека и его домашних животных, то есть в итоге окажутся в наших организмах.
Подошел директор ресторана, в котором мы о будущем беседуем. Послушал. Говорит нам (с кавказским акцентом): а фланговый удар па челавечеству нанэсём деградацией почв – засолением, эрозией, и, в итоге, падением урожайности как из-за истощения почв, так и из-за поражения зерна вредителями, плесенью, нашествием саранчи, исчезновением пчел,   и так далее.
Попутно происходит падение качества пищевых продуктов, их загрязнение ядохимикатами, отравление потребителей и как следствие – медленное накопление ядов в человеческих организмах, что также дает кумулятивный эффект.
Медик продолжает: отравление людей через отравление сред открывает дорогу заболеваниям. Но у людей есть медицина, которая позволяет даже хронически больным долго оставаться трудоспособными.   Стало быть, нам надо обезоружить человечество, отнять у него самые мощные медикаменты – антибиотики. Уже сейчас 700 тысяч человек ежегодно умирают от резистентности к антибиотикам, и тенденция к росту этих смертей – прогнозируется в геометрической прогрессии. Для примера - ежегодно фиксируется 78 млн. случаев заражения простой гонореей, устойчивой к антибиотикам последнего поколения, в частности – к цефалоспоринам, что уж там говорить о неизлечимом туберкулезе... Индия вообще превратилась в биореактор по созданию новых, устойчивых к антибиотикам, видов бактерий. Колистин относится к антибиотикам «последнего резерва», к которым медики прибегают лишь в тех случаях, когда прочие средства не дали результата. Его стараются использовать как можно реже, с тем чтобы в бактериальных популяциях не появилась и не распространилась резистентность. Но   для индийских птицеводов препарат относится к числу основных средств поддержания здоровья кур.
Индия - эпицентр мировой мультирезистентности. Врачи многих штатов отмечают пациентов с инфекциями, устойчивыми ко всем известным антибиотикам. Государство не собирает такой статистики, но одно исследование говорит, что родовые инфекции уносят жизни 58000 младенцев ежегодно. Антисанитария, слив нечистот в реки и озера, открытая продажа антибиотиков и бесконтрольное применение их у людей и животных, нерегулируемый сброс отходов от лекарств фармкомпаниями - все это, как снежный ком, создает идеальные условия для создания супербактерии. Например, 57% бактерии клебсиелла пневмонии (мочеполовые, легочные, кровеносного русла, внутрибольничные инфекции) в Индии устойчивы к карбапенемам. В Соединенном Королевстве эта цифра менее 1%.
Кроме аллергий и паразитов, а также резистентности к антибиотикам, пусть удар наносит не смертельная, но ослабляющая до отвращения к жизни болезнь. Такая, как диабет. Уже сейчас ею больны 500 млн. человек, и количество быстро растет. К 2030 году она выйдет на 7 место среди причин смертности.   У больных диабетом наблюдается снижение реактивности иммунной системы   и тяжёлое течение инфекционных заболеваний.   Сахарный диабет часто сочетается с туберкулёзом легких. У больных сахарным диабетом туберкулёз может возникать в результате заражения или эндогенной активизации скрытых очагов. Сопротивляемость организма снижена, и туберкулёзом лёгких чаще всего заболевают больные сахарным диабетом в молодом возрасте. При сахарном диабете поражаются и половые органы. У мужчин нередко понижается или исчезает половое влечение, наступает импотенция; у женщин отмечаются бесплодие, самопроизвольные аборты, преждевременные роды, внутриутробная гибель плода, аменорея, вульвиты, вагиниты. Уже сейчас процент невынашивания беременности составляет в среднем по миру 15. И он растет.
Молчащий ранее полковник ВДВ шлепает ладошкой по столу: итак, мы обезоружили человечество, отняв у него лекарства, ослабили людские организмы, открыв дорогу бактериями и вирусам, регулярно разрушаем их инфраструктуру ураганами, и при этом сделали все так, что люди не будут воспринимать происходящие с ними, как следствие экологического кризиса, потому как мозг большинства людей не в силах увидеть взаимосвязь между различными явлениями природы. Что нужно сделать дальше? Правильно, запустить агентуру смерти, диверсантов, переносчиков болезней. Их задача – поселиться рядом с человеком   ( а в идеале – внутри него) и в час «Х» обеспечить ураганное распространение эпидемии, а лучше – десятка эпидемий одновременно.
И мы уже видим резкий рост численности паразитов – как протозойных, так и гельминтов, и, что самое опасное, эктопаразитов – вшей, клопов, блох, верных и давних разносчиков бактерий, вновь появившихся в наших домах после почти полувекового отсутствия. Также резко увеличились популяции саранчи, малярийных и обычных комаров, клещей всех видов, скорпионов и так далее. И если раньше лишь сотые доли процента клещей были инфицированы энцефалитом, то теперь процент зараженных клещей достигает 50.
Но главным диверсантом, продолжает полковник- десантник, будет обыватель. Современная идеология людей, в которой большое значение придается свободе передвижений, откроет путь для мгновенного перемещения инфекций со всего мира в наши дома. Малярийный комар сам по себе не опасен, пока какой-нибудь турист не привезет малярию с юга, а комар её не подхватит. Это, кстати, пример действия «стрелы Аримана» - доброе дело, борьба за свободу передвижения по всему миру, влечет за собой также и плохие последствия и в итоге погубит человечество.
Рост заболеваемости уже начался, дает справку медик.   К 2030 году не останется людей без той или иной аллергии, не населенных изнутри паразитами, без хронической потенциально смертельной болезни, от обострения которой спасает только ежедневный прием лекарств. А теперь представьте, что эти люди еще и дышат плохим воздухом и пьют вредную для здоровья воду. Да и еды у них сильно меньше, чем надо…Вы заметили, что сейчас практически все люди начали подкашливать? Это мы тихо, без объявления пандемии, прошли через волну вирусной пневмонии. Смертельных исходов было мало, зато в каждом втором человеке засела это дрянь. Вообще в наших организмах живет много бактерий. И при потере иммунитета они пробуждаются и начинают размножаться. Пример – СПИД. Умирают ведь не от него, а от «внезапно» проявившегося букета всевозможных заболеваний. А теперь мы все поражены – или будем поражены в ближайшее десятилетие – «химическим СПИДом», когда иммунитет страдает от постоянного отравления, идущего из внешней среды , и в итоге оказывается неспособным победить ту или иную болезнь. Так что каждый умрет от своей болезни, никакой паники, никакой пандемии, ничего типа карантинов и дезинфицирующих команд с огнемётами – ничего такого из фильмов – катастроф не будет.
Кстати, по поводу еды – вклинился политолог.   Раз уж мы уже сократили валовые урожаи, учтем и социальные последствия этого. В нашем мире примерно 70% городского населения живут на подачки – всякого рода пенсии, субсидии, пособия и так далее. А в мире есть целые страны, которые зависят от импорта продовольствия.   Так вот, при падении урожаев импортировать им будет нечего. Иждивенцы внутри развитых стран тоже пострадают. Начнутся войны за ресурсы, а попросту – набеги за едой, всякие социальные революции с предложением делиться честнее, и прочие катаклизмы, в ходе которых исчезнут последние запасы еды.
Развитые страны прекращают продовольственную помощь странам юга, просто потому что – нечем. К 2050 году Африка сможет себя обеспечивать продовольствием на 25% . А привозить – перестанут, самим есть будет нечего… К тому же времени начнется гибель цивилизаций государств, основанных на воде, стекающей с горных ледников по рекам Хуанхе и Янцзы, Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи, Инда, Ганга и   Меконга, Куры и Риони…В общем дебете этих рек ледниковый сток составляет от 60 до 40% . И с юга начинается нашествие – страдающих от жажды голодающих.
Страны, не затронутые кризисом, с относительно здоровым населением, погибнут под толпами переселенцев. Переселенцы не создают цивилизацию на новом месте заново, это вам не времена падения Римской империи, они просто не успеют. Не забывайте, все они больны и отравлены, принесли с собой инфекции и паразитов.
Полковник говорит: даже крыса, загнанная в угол, огрызается. Цивилизованные страны будут защищаться от орд зомбиобразных умирающих. На это возражаем все хором: отсутствие реальной идеологии сопротивления, кроме биологического фашизма, неприемлимого для интеллектуалов, разлагает Европу, погружая людей в понимание неизбежной и закономерной гибели цивилизации. Лежать за пулеметом на границе будет некому, Европа скорее покончит жизнь самоубийством, но не вернется к Освенциму. Потому что есть вещи поважнее выживания.
Полковник сплёвывает, одевает десантный берет, и уходит.
Вот примерно так все и произойдет… И защиты от такой тактики природы нет, разве что отменить закон Ломоносова – Лавуазье…
А спусковым крючком станет грязная вода в реках и колодцах.

Реприза
Смысла, положим, у эволюции нет, но цель вполне прослеживается. Жизнь возникла и усложнилась до разумной, как частный случай возрастания энтропии. Природа создавала идеального разрушителя. Животные, даже такие огромные, как динозавры, на эту роль претендовать никак не могли - их разрушительные амбиции были ограничены аппетитом. Разумное существо, в отличии от животного,   имеет бесконечные потребности, а, следовательно, может уничтожить бесконечно большое количество ресурсов, превратив их из упорядоченных структур в хаотическое соединение атомов и элементарных частиц.
Все народы Земли идут по этому пути. Законы термодинамики не обмануть. Пути различаются по темпераменту - кто-то уничтожает землю посредством бешеного деторождения, кто-то - путем развитием производств... В этом деле - полный международный консенсус, каждый народ разрушает планету со своей стороны, хотя каждый клянется в верности "устойчивому развитию". Просто элиты всех стран понимают, что остановка роста - приговор их власти. Что надо бежать изо всех сил, чтобы оставаться на месте...
Остаться на планете предстоит лишь одному - самому лучшему разрушителю. Что же это за народ такой будет?
Думаю, здесь надо говорить уже не о народе - а о новом разумном виде. С планетой фактически покончено, разрушать новому разуму предстоит в Космосе. Новое разумное существо должно перестать считать Землю своим домом, должно уметь жить в безвоздушном пространстве и использовать для своих целей энергию звезд...
Конечной целью, вероятнее всего, будет создание бесконечно разнообразной и бесконечно сложной системы из бесконечно малых частиц, охватывающую всю Вселенную. А на определенном уровне усложнения структуры материи, как мы видим по земному опыту, обязательно появляется разум...
Создание вселенского разума - вот задача наших искусственных созданий, тех, кто придет нам на смену, гибрида компьютера и биообьекта.
Искусственный интеллект в полностью автономной оболочке возникнет через несколько лет; жизнь на Земле для 90% её обитателей станет невозможна где-то лет через 30, когда растают горные ледники, иссякнут реки Кавказа и Средней Азии, Индии и Китая, когда высохнут поля Африки и Мексики, когда людей начнут косить эпидемии, когда к Мору и Голоду прибавится Война - миллионные толпы людей начнут скитаться по планете в поисках чистой воды и горсти еды, попутно уничтожая все вокруг.
Мы прогнозируем, что мир станет очень неприятным для жизни значительно раньше 2050 года. Это, естественно, ускорит создание «новых людей или нелюдей», всесильных и не отягощенных злом; разумных существ, не нуждающихся в убийстве для продления своей жизни.
Но что делать сейчас нам всем, осознавшим себя, как эволюционный тупик, который всего-то должен дать начало новому виду разумных существ?
Что делать нам, понявшим, что следование внутреннему категорическому императиву (то есть – «жизнь не по лжи») - несовместимо с жизнью?

Есть вариант – жить как на подводной лодке. В случае аварии в отсеке – задраивать его и на стуки гибнущих за переборкой никак не реагировать. Пусть каждая страна живет, как может, но – за свой счет, без всякой гуманитарной помощи. Теоретически хороший вариант, но реализовать его в настоящее время невозможно, а после распада цивилизации он осуществится сам.
Деннис Медоуз, понимая, что время для спасения мира упущено, в 2012 году, побывав в России, предложил такой вариант действий: «Сейчас меня интересуют прежде всего вопросы устойчивости различных систем перед внешними воздействиями. Устойчивым перед внешними воздействиями может быть человек, сообщество, его ближайшее окружение.
Если мы будем говорить о необходимости повышать индивидуальную устойчивость к тем потрясениям, которые нас ждут, — такая трактовка термина всем понятна. То есть вы можете создать некое сообщество, вы можете сделать десять человек более защищенными и специально их подготовить, чтобы они заранее создали запасы еды, питья, электричества. Именно на этой теме я сейчас полностью сфокусирован. И я обращаюсь ко всем своим коллегам с призывом: забудьте о том, что нужно спасать весь мир, вместо этого вы можете давать конкретным людям и группам людей полезные практические рекомендации, как они могут наилучшим образом подготовиться к предстоящему периоду больших потрясений. То есть, попросту говоря, нужно наконец попытаться приучить людей к тому, чтобы они не ждали очередных мудрых решений от своих правительств, а сами принимали необходимые превентивные меры.»

И опять, в который раз в истории,   предпринимать меры к спасению нам мешает категорический императив. Мы начинаем задавать себе вопросы: кто поступил порядочнее – Лот или его жена, оглянувшаяся на гибнущий родной город и превратившаяся в соляной столб?
Каково было Ною плыть на Ковчеге, не спасая тонущих? А, возможно, и обороняя от них Ковчег?
И наконец, мы понимаем, что есть вещи поважнее выживания…
Во многих религиях мира духовная сущность людей бессмертна; следовательно, земная жизнь – лишь школа для развития творческих способностей тех, кого ждет в дальнейшем слияние с Творцом, Вселенским разумом, и так далее. Но, даже если душа не обладает бессмертием, экологическое мировосприятие, равно как и религиозное эсхатологическое мировоззрение, помогает понять, как надо жить и действовать, твердо зная, что будущего не будет.
Надо просто делать то, что считаешь нужным, делать вне зависимости от того, имеет ли это смысл в отсутствии многолетней перспективы. (Пример - сажать деревья правильно не потому, что они будут полезны для ваших внуков; возможно, внуков и не будет; а потому, что сажать деревья – нравственно). Считаем, общественная деятельность в экологическом движении сейчас – набор правильных норм поведения человека перед лицом обстоятельств непреодолимой силы. Правда, из этого не следует, что это поведение должно быть абсурдной – все же приложить свои силы хочется с достижением хотя бы временного положительного результата, пусть даже заранее зная о невозможности изменить гибельную ситуацию.

Андрей Столяров

ВОЗМОЖНО, У НАС ВСЕ-ТАКИ ЕСТЬ БУДУЩЕЕ

Недавно вышел из печати сборник «Санкт-Петербург Будущего. 2017 – 2067». Издательство «Terra Fantastica». – СПб.: 2017.
Честно скажу, сборник меня порадовал. В нем почти нет «индустриального архаизма», то есть акцента на логистику (морской порт) и туризм. Оба этих направления, непрерывно всплывающие в различных планах развития города, предполагают превращение петербуржцев в обслуживающий персонал, что, на мой взгляд, совершенно не соответствует духу Санкт-Петербурга.
Странно, что сами петербуржцы этого не замечают.
Зато в сборнике присутствует ряд оригинальных идей, абсолютно естественно сопрягающихся между собой. Петербург – как инкубатор креативного класса. Петербург – как глобальный университет. Петербург – как творец «плотных интеллектуальных сообществ». Петербург – как интегратор «внутренних городов» («кипящих точек» развития). Петербург – как создатель особой нации (петербуржцев), воплощающей национальную идею города.
Тут есть над чем поразмыслить.
Совсем иначе обстоит дело с фантастическими рассказами сборника, которые, по замыслу составителей, должны были бы представить нам привлекательную перспективу. Эффект получился противоположный. Почти все рассказы, даже самые интересные, описывают так называемое «невозможное будущее», то есть будущее, которое, можно быть в этом уверенными, никогда не наступит и существует лишь в вооб¬ражении автора.
Да и привлекательным такое будущее никак не назовешь.
В этом смысле Юрий Шевчук прав.
Ситуация складывается уникальная.
Будущее уже наступает. Оно неудержимо просачивается в нашу реальность. Оно принципиально меняет всю нашу жизнь. А литературного (культурного, философского) осознания этого будущего у нас пока нет.
И дело тут не только в Санкт-Петербурге. Если обозреть российскую и зарубежную фантастику последних лет, то мы увидим, что будущее там представлено в основном в виде глобального апокалипсиса, уничтожающего большую часть человечества.
Это любопытный момент.
Действительно напрашивается вывод, который формулирует Юрий Шевчук: культура, не способная создать будущее, обречена.
И что тут делать?
Можно, конечно, по совету профессора Медоуза запасаться консервами и прятаться в тайных убежищах. Можно, напротив, по совету самого Юрия Шевчука сажать деревья, чтобы сделать оставшиеся дни Земли несколько краше.
Ничего не изменится.
Финал неизбежен.
Однако давайте посмотрим на данную ситуацию с другой стороны.
Я ведь не случайно начал свой комментарий с перечисления идей, выдвинутых аналитиками. Идеи исключительно интересные. Главное же, на мой взгляд, заключается в том, что они одновременно и конкретные, и осуществимые. А интеграция их в общий вектор как раз и создает то будущее, которое почему-то не может представить литература.
Так, может быть, просто трансформировалась культурная парадигма?
Может быть, изменилась прогностическая методология?
Если раньше аналитика ориентировалась на литературу и пыталась приблизиться к ее сияющим образам путем различных социальных проектов, то теперь литературе следует ориентироваться на аналитику и попытаться художественно воплотить идеи, которые уже вызревают.
Причем не следует думать, что речь тут идет только о Санкт-Петербурге. Концепты, сформулированные в данном сборнике, вполне возможно масштабировать на всю нашу страну.
Никаких принципиальных препятствий я здесь не вижу.
Так что, скорее всего, шансы на позитивное будущее у нас все-таки есть.
И, судя по данному сборнику, шансы вполне ощутимые.


   <- назад
Санкт-Петербург, 2010 год.